?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Про современное абстрактное искусство иногда говорят что-то вроде "да не искусство это вообще", или "да они просто рисовать не умеют", или еще хлеще "я так тоже могу".  Честно сказать, я тоже ничего не понимала, пока не стала интересоваться вопросом. Я сейчас попробую перевернуть ваше представление об абстрактной живописи, рассказав о японской группе художников "Гутай", на выставке которой я вчера побывала.


Gutai - это группа художников, сформировавшаяся в послевоенной Японии 1954 года. Группа была сформирована двумя художниками Сёдзо Симамото и Дзиро Йосихара.

Русская Википедия переводит слово GUTAI 具体 как "конкретность" - не верьте ей, это вводит в заблуждение! Английская википедия переводит GUTAI как embodiment - воплощение, что тоже, на мой взгляд, не верно. Простите, что я развожу тут эту демогогию, но без понимания этих двух иероглифов тут ну никак не обойтись. На самом деле, GU переводится как "инструмент", а TAI  - это тело или, может быть, группа. Как видите, ничего "конкретного" - тут нет. Перевода этому словосочетанию нет. По крайней мере одним словом. Понимать скорее всего нужно так: "тело как инструмент" или "тело-инструмент". Если знающие японский люди подскажут мне еще какие-либо смыслы, я буду очень признательна.


Манифест группы Gutai призывает в очередной раз в XX веке дословно "Выбросить покойников на кладбище", отказаться от принципов искусства, которыми руководствовались художники прошлых веков.  В очередной раз в XX веке старое искусство обвинялось в том, что шло на поводу у буржуазного общества (как мы его теперь называем, "общество потребления"): искусство должно было радовать глаз, искусство должно украшать гостиные, ну или в крайнем случае музеи. Gutai обвиняет художников прошлого в том, что те брали материалы и делали из них нечто, что воплощало их мысли и чувства, при этом не давали высказаться материи самой. А между тем материя, краска к примеру, может красноречиво говорить сам за себя. И целью художников Gutai было предоставить материи слово. "Искусство Gutai не трансформирует материю, но дает ей жизнь".
Их живопись была на грани живописи и перформанса. Т.е. они превращали сам акт живописи в представление... даже не в представление ради зрителя, а в какой-то магический ритуал общения с материей. И тело художника было всего лишь инструментом материи. Материей для них были все обычные и необычные художественные средстства, и такие:

и вот такие:


Вот видео прекрасно иллюстрирующее ритуал предоставления слова самой материи: маэстро Сёдзо - постмодернистский самурай, высвобождающий краску, его тело - лишь инструмент для её освобождения.

Первая реакция нашего ума: это же красиво, когда вот так краска разлетается по белому холсту. Но вспомним, что Сёдзо делает все это вовсе не ради эстетизации, он просто освобождает материю. Давайте разберемся в причинах и природе происходящего на видео.
Скажу, что художником, которого члены Gutai любили и уважали был Джексон Поллок, современник Gutai. Джексон Поллок был далеко не первым абстракционистом, но первым художником, который снял холст с подрамника и расстелил его на земле. Впрочем, на это лучше посмотреть:

Поллок превратил акт создания картины в куда более важный процесс, нежели сама картина. Это был некий шаманский ритуал. В искуствоведении принято название "живопись действия".
Второй немаловажный факт в искусстве Gutai тот, что группа появилась в Японии. Старинная калиграфическая манера письма, подразумевала то, что мастер-калиграф одним движением пишет иероглиф на листе бумаги. И это несомненно повлияло на искусство Gutai.

Но на мой взгляд, еще более важный факт это то, что группа Gutai появилась в послевоенной Японии. И дальше я буду говорить страшные вещи.

Не для кого не секрет, что Япония потерпела ужасное поражение во Второй Мировой войне. Хиросима и Нагасаки подверглись ядерным бомбардировкам, Токио был практически полностью разрушен. Ни у одного народа в мире нет такого опыта пережитой трагедии, как у Японии. Вот воспоминания Акиро Такакура, одной из немногих выживших, находившихся на расстоянии 300 м от эпицентра взрыва в Херосиме:

"Три цвета характеризуют для меня день, когда атомная бомба была сброшена на Хиросиму: чёрный, красный и коричневый. Чёрный, потому что взрыв отрезал солнечный свет и погрузил мир в темноту. Красный был цветом крови, текущей из израненных и переломанных людей. Он также был цветом пожаров, сжёгших всё в городе. Коричневый был цветом сожжённой, отваливающейся от тела кожи, подвергшейся действию светового излучения от взрыва."

Кто знаком с японскими Хокку наверное не останется равнодушным к этому описанию... После всего вышесказанного у меня возникает вопрос к тем, кто по прежнему равнодушен и высокомерен ко всем показанным мною картинам: а какого искусства можно было ждать от послевоенной Японии? Они должны были по прежнему писать ветки сакуры, которые так вдохновляли Ван Гога? Веток сакуры не осталось. Все выжжено. Остались чистые цвета: черный, красный коричневый. И ими-то и оперирует Gutai. По-моему, только так и можно было выражать весь ужас произошедшего - чистотой цвета и материи. И больше никак.


Эти картины прекрасны?! Да, они прекрасны. Они прекрасны, как прекрасен ядерный взрыв. Звучит очень пугающе, правда? И тем не менее сколько эстетики вокруг фотографий ядерного гриба! Или может быть вы скажете, что терракты 11 сентября не были красивыми? Если не были, почему столько видео? Разве нет в них какой-то ужасающей, пугающей, но, как это не парадоксально притягивающей красоты? Я ни коим образом не хочу оскорбить чьих-либо чувств, я просто хочу понять, почему все человечество не может оторвать глаз от пугающих фото и видео хроник? Я не буду писать об этом больше, слишком ужасающие вещи роятся в моей голове по этому поводу и я боюсь делать какие-либо слишком пугающие выводы.

Поэтому последнее, что я скажу будет даже не какой-то оформленной мыслью, но призывом подумать  кое о чем.

Это трестишие написано японской поэтессой Тиё-ни в XVIII веке на смерть маленького сына:

О мой ловец стрекоз!
Куда в неведомую даль
Ты нынче забежал?

И оно оттого ужасно, что здесь ничего не сказано ни о смерти, ни о сыне.

Эта картина написана Дзиро Йосихара после Второй мировой войны и называется "Красный круг на черном". И она ужасна потому, что ты знаешь, когда она написана, и отчасти знаешь, почему, но ни в названии, ни на картине об этом ни слова не говорится. Не правда ли у картины и у трехстишия много общего?


Comments

( 1 comment — Leave a comment )
Соколова Марина
Mar. 29th, 2013 04:10 am (UTC)
Gutai
Не бесспорно (хотя о вкусах не спорят), но очень интересно! Ты молодец, что смотришь, думаешь, пишешь.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

artloca
ИСТОРИИ, ИСКУССТВО

Latest Month

June 2013
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel